«Консолидировались и повзрослели на фоне общих внешних вызовов»

Минкульт продолжает сталкиваться с новыми вызовами не только в области международного взаимодействия, но и в попытке найти баланс между развитием крупных центров и небольших населенных пунктов, уникальными специалистами старшего поколения и молодыми сотрудниками. О том, как государство поддерживает региональные инициативы, кто может получить помощь и почему горизонтальные связи оказались сильнее вертикальных, рассказывает министр культуры РФ Ольга Любимова.

«Мы к ним — они к нам»

— Тяжело первый срок дался на должности министра культуры?

— Не буду лукавить и говорить, что очень легко. Нет, это колоссальная ответственность. Если вы вспомните первые полтора месяца, вновь и не вновь назначенные члены правительства, каждый со своей сферой, столкнулись с коронавирусной инфекцией, с необходимостью поддерживать экономику нашей отрасли, лечить, стараться помогать, уговаривать самоизолироваться, вводить масочные режимы, потом шахматную рассадку — всё это требовало достаточно серьезной и слаженной командной работы, при этом не отпуская стройки, полностью меняя гастрольную деятельность, думая о том, как оставшиеся средства от тех проектов, которые мы не могли реализовать, правильно инвестировать в то, что мы можем сделать. Это была отдельная огромная работа. Плюс ко всему, два года военной операции, которая очень много вызовов поставила перед отраслью.

Не было ощущения, что в какой-то момент ваша профессиональная сфера резко сжимается из-за этих внешних условий? И не понятно, за что в таком случае хвататься?

— Меня совершенно поражали отчаянные героические поступки, они вдохновляли на работу нас, госслужащих, и удивительных деятелей искусства. Если часто информационным поводом для журналистов был какой-то негатив, дурацкие интервью людей, покинувших страну, то с нашей стороны было очень важно, чтобы СМИ транслировали мнение людей, которые бились и сохраняли свои культурные пространства, лишенные постоянных зрителей. Которые бились за возможность, если говорить о коронавирусной инфекции, за то, чтобы просто накормить своих артистов, хотя порой они — вспоминая Росгосцирк — лишенные зрителей, имели страшные выпадающие доходы.

«Консолидировались и повзрослели на фоне общих внешних вызовов»

Фото: РИА Новости/Александр Сухов

Кроме того, мы помним начало специальной военной операции и эти негативные высказывания, которые давали с другой стороны. Я становилась свидетелем тысячи заявок, когда люди сразу хотели поехать и поддержать. В первые же недели мы забрали уникальных наших коллег из Донбасса, они проехали по всем нашим регионам. Их встречали полными аншлагами, отогревали и старались поддержать, понимая, как давно у них не было таких больших гастролей, как давно у них не было такой зрительской любви и тепла.

При этом понятно было, что там, где нам разрешали трудиться наши коллеги-военные, мы очень тесно работали с Министерством обороны, чтобы не мешать, а с другой стороны, и поддержать бойцов, встретиться с новыми и старыми зрителями, потому что о наших артистах никто не забывал. Там любят наше кино, знают наши театры, ждут и просят отдельные спектакли с любимыми артистами, просят приехать коллеги из Луганска, из Донецка. Что невероятно и действительно важно — это человеческое тепло и обмен фантастический совершенно.

Поможет ли это индустрии и зрителям

— Там еще же были разговоры про элитарность?

— В этот момент все собрали всё, что есть. Мы сделали акцию «Открытый занавес» и хотели поделиться, передавали музыкальные инструменты, излишки. Представляете, как мы все консолидировались и повзрослели на фоне общих внешних вызовов? Всё, что прозвучало по отмене культуры, при этом позволяло крепко держать наши отношения с русскими театрами за рубежом, которые тоже бросились нас поддерживать с гастролями. Мы к ним — они к нам. Мы видим, и IX Санкт-Петербургский Международный культурный форум объединенных культур показал, что горизонтальные связи сохраняются.

— И они оказались сильнее, чем вертикальные.

— Да, 70 стран приехали, приехали коллеги из недружественных стран на наш конкурс Чайковского, на наш конкурс балета имени Григоровича. Приезжали ребята из самых разных государств, потому что век артиста балета — 33 года, после ты пенсионер. А это возможность для певца или музыканта показать себя и выступить на сцене Большого театра, на сцене Мариинского театра или Московской консерватории им. П.И. Чайковского. Люди просто приезжали из Франции, из Италии и говорили: «Нам важнее Петр Ильич Чайковский, Валерий Абисалович Гергиев, Денис Леонидович Мацуев и возможность выступить на сцене, на площадке в консерватории».

«Консолидировались и повзрослели на фоне общих внешних вызовов»

Елена Свинко (II премия, женщины, дуэт) и Марчелло Пелиццони (диплом, мужчины, дуэт) выступают на гала-концерте лауреатов XIV Международного конкурса артистов балета в честь 95-летия Юрия Григоровича

Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин

Выступали композиторы и выдающиеся мастера, чтобы выиграть в конкурсе, победителем которого был Ван Клайберн, или Ван Клиберн, как называли в Советском Союзе. Нам важно это, понимаете? Когда вместе с Ван Клиберном, который победил у нас, был победивший в первый год (проведения Международного конкурса имени Чайковского. — «Известия») фантастический пианист Лю Шикунь, который в возрасте 86 лет приехал с детьми в Россию, чтобы быть председателем жюри. У меня мурашки побежали по коже от того, что я сейчас рассказываю.

«Заряжают поездки в регионы»

— Часто вообще идут на этой должности мурашки по коже?

— По разным поводам часто. Иногда из-за проблем, иногда из-за сложных ситуаций — я имею в виду именно от поступков людей. Порой расстраиваешься, какие-то люди разочаровывают. Но безумно заряжают поездки в регионы, когда ты встречаешься с людьми, которые тебе прямо в лесу говорят: «Ольга Борисовна, да нам всё равно, дадите ли вы нам денег! Конечно, мы хотим там и там ремонт, но мы всё равно всё будем делать — это наше место, мы здесь за него душой болеем. Посмотрите, какие у нас кружки, сколько у нас молодежи, наши детские школы искусств, потрясающие училища, если говорить об образовании». Я сейчас всё чаще вижу молодых педагогов. Это может быть музыкант, который где-то наступил на хвостик своей карьере, но с ним поделились такими теплом и знаниями, что он считает себя обязанным родной консерватории отдать долг и остаться там преподавать, вырастить такие же таланты, сохранить эту традицию фантастическую совершенно. Я сейчас говорю, а у меня опять мурашки. Думаешь: надо срочно найти средства, правильно перераспределить, чтобы сделать ремонт, чтобы общежитие было хорошее, чтобы средняя зарплата у педагога была достойная.

— Здесь мы выходим на следующий ваш срок на этой должности. Одна из ключевых задач, обозначенных в новых национальных проектах, — это создать условия для равномерного развития всех регионов. Неизбежные составляющие — не только зарплата и достойные условия работы, но и некое общее культурное пространство. Много ли возникает проблем с выравниваем, чтобы людям не приходилось ехать к черту на куличики, чтобы что-то увидеть или услышать?

Это один из самых важных и непростых проектов, которые у нас существуют. Вы знаете, что по поручению президента строятся уникальные четыре кластера, для открытия которых этой логикой и руководствовались. В четырех регионах нашей страны — Калининграде, Владивостоке, Севастополе, Кемерово — создаются филиалы выдающихся учебных заведений от нашей Центральной музыкальной школы и Хореографического училища имени Вагановой.

«Консолидировались и повзрослели на фоне общих внешних вызовов»

Академия русского балета им. А.Я. Вагановой

Фото: Commons.wikipedia.com

Если говорить про самых маленьких, здесь есть наши выдающиеся филиалы творческих вузов РГСИ. В Питере такая история очень активно работает, когда есть возможность поступить и учиться у себя дома, и параллельно у тебя на глазах строится фантастической красоты пространство. То есть ты знаешь, что, если ты учишься в Хореографической академии имени Вагановой во Владивостоке, а у тебя на глазах медленно растет еще один филиал Мариинского театра, то тебе не нужно будет потом посылать свои видеовизитки — родился там, где сгодился.

— Но я имею в виду не только такие центры, мы говорим и про маленькие города.

Если говорить про действующую, совершенно уникальную инфраструктуру, которая нам досталось от Советского Союза, — это бесконечные ремонты, модернизация и переосмысление. Представьте себе, четыре года назад все столкнулись с тем, что у нас в стране серьезный кризис библиотечный намечается. Есть уникальные восемь федеральных библиотек: Российская национальная библиотека, наша Ленинская Российская государственная библиотека, детская, «Иностранка»... Что делать там со всеми аспирантами, толпами людей, уникальными фолиантами, понятно. А что делать, когда в стране 42 тыс. библиотек муниципалитетов? Если взять земной шар, то каждая десятая библиотека будет российская. Представьте объем.

Почему отечественные клавишные и духовые пока не могут вытеснить зарубежную продукцию

— В Москве они превращаются в центры притяжения.

Благодаря национальному проекту «Культура». И идея, которую предложило библиотечное сообщество, нас невероятно вдохновила: сделать это пространство неким библиотеко-интернет-кафе, местом силы и домом культуры в сочетании. Местом проведения творческих вечеров, встреч с писателями, куда приходят артисты.

Мы с вами встречаемся в день 225-летнего юбилея Александра Сергеевича Пушкина. Именно в этот день в таких новых модельных библиотеках, где стоят компьютеры, подключенные к интернету, можно спокойно к докладу подготовиться, домашнюю работу сделать, когда у тебя у бабушки громко работает телевизор, нет своей комнаты. Можно прийти в библиотеку просто позаниматься или посидеть в уютных пространствах на пуфиках, под торшером, выбрать и почитать книжку, обсудить с сотрудниками библиотек. И встретиться с известным артистом. И эти тысячи мероприятий в память Александра Сергеевича проходят сейчас в библиотеках, как раз когда мы с вами сидим и общаемся.

«Консолидировались и повзрослели на фоне общих внешних вызовов»

Фото: РИА Новости/Кирилл Каллиников

«Очень нужны молодые ребята»

— Есть еще один вопрос — профессиональные сотрудники учреждений культуры. История с «Земским работником культуры» запустилась?

— Да, история с земскими работниками культуры для нас очень важна. Мы ее прорабатывали долго, и для нас невероятной радостью было известие, которое прозвучало из уст президента в рамках обращения к Федеральному собранию, о старте этой программы. Всё уже было подготовлено. Сейчас мы проработали заранее, поскольку у нас есть «Земский доктор», у нас есть «Земский учитель», и наши коллеги из региональных учреждений культуры говорили: «Как же так, а чем мы хуже учителя или врача? На нас такая ответственность, помогите нам, пожалуйста».

Выплаты специалистам творческих профессий на селе введут не раньше 2025 года

Благодаря программе «Земский работник культуры», если ты переезжаешь в муниципалитет, у тебя есть возможность получить миллион рублей от государства, при этом даже самостоятельно определить, на что. Например, если ты из города внутри большого региона переезжаешь в деревню, в село, ты можешь деньги потратить на транспорт, там расстояния позволяют при этом оставаться жить на прежнем месте, не переезжать.

«Консолидировались и повзрослели на фоне общих внешних вызовов»

Фото: РИА Новости/Данил Айкин

Не менять места жительства, но…

— Да, но при этом, если ты собираешься переехать в Дальневосточном федеральном округе, это 11 наших регионов, или в наши четыре новых региона, то ты получаешь 2 млн рублей. Есть инициативные регионы, например, Башкортостан, который сказал: «Мы тоже дадим еще 1 млн, потому что для нас это очень важная программа». Мы посчитали, сейчас есть нехватка работников культуры в муниципалитетах, в населенных пунктах с небольшой численностью, и мы понимаем, что нам нужно 40 млрд рублей выделить на эту программу. За время ее работы в ближайшие годы это позволит на 100% закрыть такую потребность на Дальнем Востоке и в новых регионах, и до 60% помочь ее решить. Если она будет удачной, всегда можно просить ее продолжить.

Потому что есть резон, есть эффект. Мы видим, когда обновляется инфраструктура в рамках национального проекта, появляются новые ДК, сразу моложе становятся сотрудники, потому что новые кружки, возможности работы привлекают сотрудников. Моложе становятся наши чудесные библиотекари. И это не какой-то, как принято говорить «эйджизм», потому что, с одной стороны, невероятно важно сохранить наших уникальных специалистов и старшее поколение, а с другой, мы понимаем, что нам очень нужны молодые ребята.

Источник: iz.ru