Главная » Статьи » Культура [ Добавить статью ]

Табасаранская литература

 

 

    Несмотря на надежную базу, созданную дагестанской наукой для углубленного познания путей формирования общности, единства, особенностей и многообразия литературного процесса, проблема изучения каждой национальной литературы отдельно и в общедагестанском контексте существует и остается актуальной задачей литературоведения.

  Рождение  литератур бывших национальных окраин России зачастую связывалось только с приходом Советской власти, которая, несомненно, сыграла неоценимую роль в развитии культуры таких народов, как табасаранский. Однако анализ показывает, что у дагестанских народов, в том числе и табасаранцев, имеется культура, уходящая вглубь веков.

  Предпринятая нами попытка в течение тридцати лет исследовать и теоретически обобщить процесс становления художественной культуры табасаранцев, выявить качественные особенности и тенденции её формирования от фольклорных истоков на стадии бесписьменного развития до современного состояния в контексте дагестанского культурно-исторического развития увенчалась успехом. В основу статьи легли также результаты совместных научных разысканий коллег автора из ИЯЛИ ДНЦ РАН, ДГУ, ДГПУ и ряда других исследователей. Итак, табасаранскую литературу мы рассмотрим по следующей схеме:

  I. Истоки. Духовное наследие табасаранцев.

      1. Устное народное творчество (обрядовая поэзия; необрядовая лирика; песни на тему социальной жизни; прозаический фольклор).

     2. Наследие индивидуальных певцов дооктябрьского периода (Калук Мирза, Урудж из Татиля, Навруз Саруханов, Гаджи-Саид из Зирдага, Мурадали Халагский).

       3. Арабо- и тюркоязычные культурные традиции.  

 II. Табасаранская советская литература 20-х годов (развитие письменности и печати; художественное творчество; народное творчество). 

 III. Литература 30-40-х годов (поэзия, проза и драматургия. Литература военных лет).  

 IV. Литература 50-90-х годов (поэзия, проза и драматургия). 

   Фольклор – ценнейшее сокровище, выполнявшее функции словесного искусства народа – у табасаранцев представлен почти во всех жанрах. При анализе фольклорных произведений выделены традиционные разделы: обрядовая и необрядовая поэзия. С обрядовой поэзией, наиболее древней формой творчества, связана трудовая деятельность людей, их занятия. Наиболее распространенными обрядами, сопровождавшимися песенным исполнением, являются «Тум убзуб» («Сев семян»), весенний праздник «Эбелцен», «Гудил» («Вызывание дождя»), «Гуни» («Вызывание солнца»). Эти обряды и песни, сохранившиеся до наших дней, дают представление о хозяйственном и материальном состоянии бедняков-горцев. Построенные в форме вопросов-ответов, обращений, они дают представление об амебейном характере исполнения.

 

  В этих песнях очень мало изобразительно-выразительных средств, что, возможно, объясняется и уровнем художественного мышления народа-творца. Встречающиеся ритмико-интонационные и мелодические конструкции, вероятно, утратили свое первоначальное значение, и речь идет о чисто практическом применении, а не эстетической оформленности.

  В многочисленных причитаниях табасаранцев творцами и импровизаторами обильно использованы традиционные конструкции поэтики, общие, известные образы и темы. Разнообразна и тематика причитаний; призыв к небесным силам и природным явлениям разделить горе, посочувствовать их несчастью. В причитаниях много изобразительно-выразительных средств, которые впоследствии в фольклорных жанрах и литературе нашли широкое применение. Распространенным жанром обрядовой поэзии является свадебная поэзия. В зависимости от места и способа исполнения различаются песни путевые, шуточно-юмористические, иронические, хвалебные и саркастические. Как правило, они исполняются женщинами, участницами девичника («къизлергеже» – девичья ночь). Очень часто встречи свадебного поезда, эпизоды свадьбы превращались в своеобразный песенный диалог-состязание.

  Необрядовая лирика табасаранцев состоит из лирических песен на любовные, семейно-бытовые, шуточные, сатирические, социальные темы.

  Любовная лирика – самый популярный жанр табасаранского фольклора, где дан довольно обстоятельный анализ психологического состояния человека. Тема неравной, несостоявшейся любви, гибель героев в результате невозможности соединения, трагедия браков-сделок, продажа девушек замуж – все это находило воплощение в четверостишиях и произведениях других форм.

  Значительное внимание привлекают диалогические стихи, песни на тему о социальной жизни народа, такие, как «Несчастный», «Опротивел мне белый свет», «Увидел я мир, в котором нет правды и справедливости», «В один день», «Враг», «Смерть», «Бедность не порок», «Староста», «Злодей», «В тяжелую пору» и другие.

  Анализ произведений основных тематических групп – патриотической, любовной, социальной, антиклерикальной лирики, как и обрядовых песен, приводит к выводу об идейно-тематическом многообразии фольклорных жанров, с другой – о том, что идеи и образы народной поэзии предопределили преобладание в национальной литературе жанрово-тематических и стилевых потоков устного народного творчества, воспринятых и творчески переработанных литературой. Одновременно прослежен ход, процесса воздействия на фольклор табасаранцев культур более развитых народов, близких по языку и идейно-художественным традициям.

  В прозаическом фольклоре табасаранцев необходимо выделить поговорки, пословицы, загадки, предания, легенды, сказки, сказания. В них нашли отражение морально-этические нормы общества, быт, идеал народного героя, отношение простого люда к религии, гуманизм, идеал добра и справедливости, т.е. весь комплекс народной философии и духовного склада горцев. Выделены общекавказские темы, группы сюжетов, эпизодов и мотивов: борьба против иноземных захватчиков, выступления крестьян против феодалов, взаимные набеги, похищение невест и другие. Особое место в фольклоре табасаранцев занимает «Сказание о семи братьях и сестре», которое упоминается со времен Ал-Гарнати (XII в.), затем сюжет трансформировался и связан с борьбой дагестанцев с иранскими завоевателями.

  Итак, фольклор табасаранцев – это идейно-художественные и философские накопления, на которых благодатно будет прорастать национальная литература. Переходным звеном к письменной литературе стала ашугская поэзия, где закладываются основы нового обращения к фольклору. Среди этого пласта есть произведения безымянных ашугов. Ашугская поэзия с точки зрения собственно-эстетических функций явилась предвестником национальной художественной литературы.

  Дореволюционное творчество индивидуальных поэтов-ашугов, создавших произведения на родном языке, невелико. По жанровому составу среди них много посланий, обращений, где содержатся биографические данные об авторах, сведения об эпохальных событиях (война против Надир-шаха, Кавказская война). Известны произведения Калу ка Мирзы («Ответ Хану», «Зов к народу», «Кегер»), Уруджа из Татиля («Бедняк», «Бесправный мир», «Видел», «Вздыхайте понедельно по пять». «Эй, бедняк, посмотри на этот мир», «В один день»), Навруза Саруханова (цикл отход ни чес ких стихов, экспромтов), Гаджи-Саида из Зюрдяга (первая табасаранская поэма «Череп», различные поэтические переложения восточных и арабских сюжетов – «Где садака», «Эй владыка», «Разговор бедняка с богачом», «Посмотри в небо, сколько там чудес»), Мурадали Халагского («Потерпи ты, Мурадали», «Друзья, услышьте мой крик») и другие.

  Известные дореволюционные поэты восприняли основные направления народного художественного творчества и поэзии ашугов – безымянных певцов. У поэтов, воспитанных на традициях устного творчества, проявились, в известной мере, характерные особенности творчества – стремление к постановке темы в широком социальном аспекте, психологическое углубление характера. Без преувеличения, табасаранские певцы дореволюционного периода вместе со своими дагестанскими собратьями – Е. Эмином, И. Казаком, О. Батыраем и другими составили целую культурную эпоху в истории Дагестана.

  Изучение дореволюционной арабо- и тюркоязычной табасаранской литературы начато во второй половине XX столетия. Этот раздел правомерно начать с эпиграфических надписей (с XI в.), ибо они являются в равной степени и явлением литературы. Они воскрешают язык, а также факты политической, экономической, бытовой и идеологической жизни народа, его связей с иным миром. Так, И. Гербер приводит текст из табасаранского дистрикта, где говорится: «...из Шама или Дамаска столько денег, из Месопотамии... сорогинского пшена, из Алеппо... коровьего масла...». Из многих памятников явствует, что в горах попытки использовать арабское письмо для местных языков предпринимались издревле. Поиски эпиграфических памятников, заметим, продолжаются успешно и сейчас. Итак, памятники свидетельствуют о распространении на территории Табасарана арабского языка и арабской грамотности ещё до IX века.

 Обширный исторический, археографической письменный материал позволяет говорить о культуре Табасарана, в частности о переводах с других языков. В Табасаране Мухаммед-ал-Курихи ещё в 1331 году переписал толковый словарь арабского языка Абдул-Хусейна ар-Рази. В селении Верхний Ярак найден толковый словарь, переписанный с арабского языка в XVI веке. К концу XVI-началу XVII века относятся многие книги» толкования, переводы, переписки.

  Есть документы, относящиеся к 1347-1348 годам. Назовем большую касыду Гаджи-Магомеда из Зюрдяга (конец XVII века) По свидетельству историков, в культурной жизни Табасарана он сыграл важную роль, а его касыда принадлежит к одному из самых ранних тюркоязычных памятников дагестанской литературы. Автор касыды известен как знаток арабского, азербайджанского (тюркского), фарси, лезгинского, кумыкского языков, восточной классики, особенно «Лейли и Меджнун» Физули. В Лунном календаре, составленном им в 1708 году, с большим знанием подобраны стихи Физули. В одной из его рукописей есть интересные сведения о Дагестане, Кавказе, об истории и географии Каспийского моря. В 1684 году Гасан, сын Рамалдана, перевел «Полистан» Саади на тюркский язык. В XVIII веке широко распространилась переписка книг по астрономии, медицине, математике, логике и другим наукам. Известны имена табасаранцев Гаджи-Магомеда, Ахмеда-ибн-Молла Мустафы, Гаджи-Магомеда из Марага, Молла-Ахмеда и других просвещенных людей и распространителей знаний. Часть из них получила знания в Египте, Месопотамии и других странах Ближнего Востока.

  Значительный интерес представляют рукописи, где содержатся тексты и стихи одновременно на табасаранском, арабском, тюркском, лезгинском, русском и агульском языках. Здесь можно назвать рукописи, представленные рано ушедшим из жизни М. Сефербековым (стихи Бухнакского, Ку ваге кого, Гюлцей Гаджи, Хасблата и др.), М. Магомедовым и др. В первой из них представлен также переводной словарь на пяти языках – табасаранском, арабском, азербайджанском, русском и частично на агульском. В продолжении рукописи-фразеологические и семантические части словаря, калькированные переводы религиозных и других текстов. Есть переводы названий календарно-обрядового цикла на тех же языках.

  Наибольшей популярностью в Табасаране, как и во всем Южном Дагестане, пользовался жанр хроники, особенно «История Абу-Муслима», которая до недавнего времени ходила по аулам Дагестана во многих списках. В них приведены сообщения об основных событиях в Дагестане в разные периоды. Так, в начале XX века в селе Куштиль Рамазаном была переписана с дополнениями! хроника, охватившая события в Южном Дагестане, в частности в Табасаране XIV–XVII ее. Недавно найдена историко-публицистическая кн ига, переписанная в с. Рушуль, повествующая о борьбе горцев против царских войск.

  Как видим, проблема письменных традиций Табасарана, как и фольклора, интересна, в первую очередь, своим многоязычным бытованием: на арабском, тюркском, родном, а в некоторых случаях лезгинском языках. Так, рукопись, датированная 1878 годом, содержит тексты и толкования по астрологии, мусульманскому праву и т.д. на арабском, тюркском и табасаранском языках. До сих пор в частных библиотеках селений Халат; Хурик, Гурик, Кюряг, Цухтиг, Дарваг, Гуми, Гасик и других хранятся рукописи, содержащие сведения по истории, экономике, культуре, астрономии, географии, алгебре, грамматике, литературе, философии, естествознанию и другим отраслям знаний. Все это свидетельствует о том, что на территории Табасарана были распространены памятники культуры на разных языках ещё в средние века. Особенно их много в XVIII–XIX веках, когда контакты табасаранцев с сопредельным миром усилились, что отразилось на развитии просветительских тенденций.

  Значительный литературный интерес связан с анализом творчества поэтов-просветителей Табасарана – Зияутдина Курихи, Имама из с. Чулат, Сулеймана из с. Аркит, их перепиской с лезгинскими деятелями Гасаном и Мухаммедом Алкадарскими, Магомед-Шерифом из Ахты, Сулейманом Стальским, Абдул-Фатахом Эфендиевым и другими.

  Наиболее богатым источником оказался архив Курихи, а также материал о нем, переданный нам востоковедом-богословом Г. Садыки. Особенно его стихотворные послания Абдул-Фатаху Эфендиеву (1902), Сулейману Стальскому (1916), Мухаммеду Алкадарскому и ответы на их последующие письма им же. Несмотря на высокие титулы, которыми наделяют Курихи его лезгинские друзья-алимы («Эфенди», «Хаджи», «Высокочтимый», «Поэт», «Всем известный», «Богом любимый»), он представлялся очень скромно, простым трудягой.

  Литературу Дагестана 20-х годов XX столетия, в том числе и Табасарана, надо рассматривать ретроспективно с анализом общественно-политической и этнонациональной ситуации, с учетом которой новая власть строила масштабную работу по культурному строительству.

  Табасаранская художественная мысль 20-х годов находила выражение в образцах фольклора, а также в произведениях 3. Курихи, Т. Шалбузова, чье творчество начиналось ещё до Октября и представляло религиозно-просветительское направление. Они приняли революцию и справедливо связывали с ней свершение чаяний и надежд своего народа, особенно культурное возрождение края.

  Поэт-просветитель, ученый-арабист 3. Курихи и его ученик Т. Шалбузов не только поддерживали культурные начинания, но и были втянуты в политическую жизнь. Они активно включились в работу по организации школ, подготовке учителей, активизации печатного дела. 3. Курихи в духовном журнале «Баянул Хакаик», издаваемом в г. Буйнакске, членом редколлегии которого он был, публикует значительное количество статей-воззваний: «Стимулирование к доброй воле», «Согласие», заметки о языках, литературе, вере и другие. В своих стихах, особенно в стихотворном обращении «Советская школа» поэт-просветитель нащупывает пути к уму и сердцу крестьянина. В публицистике Курихи основное место занимают призывы к нравственной чистоте, честности, звучат морализаторские сентенции.

  Актуально и злободневно звучал голос Т. Шалбузова, одного из авторов национальной азбуки и письменности на латинской графической основе. До нас дошло его страстное стихотворение «С севера красные рассветы».

  В эти же годы продолжает развиваться фольклор: стихи-песни «Портрет Ленина», «Народные песни о Тарикули» сохраняют народные традиции.

  В целом в двадцатые годы складываются идейно-художественные предпосылки для развития литературы 30-х годов.

  30-е годы – особый период в истории страны и литературы. Литература развивается во всех родах – поэзия, проза и драматургия. В нее пришли новые силы, принеся с собой юношеский задор и политическую страстность. А. Джафаров, Б. Митаров, Э. Ханмагомедов, Т. Шалбузов, М. Шамхалов, Г. Гаджиев, А. Имамов, А. Везиров, Т. Магомедов, Д. Раджабов и другие табасаранские литераторы откликались на злободневные проблемы нового времени.

  В этот период трудящиеся Дагестана борются за укрепление и развитие социалистического строя, за коренные экономические и культурные преобразования. Литература Табасарана этих лет становится отражением самой жизни, вырабатывая метод, стиль, сообразно общему руслу развития, изображая невиданный переворот в жизни, в быту, в сознании людей.

  В газете «Красный Табасаран» появляется литературная страница, где писатели пробуют себя в разных жанрах. Первый орган периодической печати был своего рода кузницей кадров художественной литературы, широкой и действенной трибуной писателей. Писательская судьба А. Джафарова, Б. Митарова, М. Шамхалова, А. Везирова неразрывно связана с работой в газетах, издательствах. Параллельно с этим налаживается публикация отдельных книг и сборников.

  В 1933 году издается первый сборник А. Джафарова «Первые шаги», в 1934-1935 гг. – его же драма «От тьмы к свету», рассказы «Прежде и теперь», сборники «Веселые голоса», «Песни», поэма Э. Ханмагомедова «Сирота Юсуф», его же повесть «Кто работает, тот ест», «Пьесы» Г. Гаджиева и другие книги. Одновременно осуществлялись переводы произведений А. Пушкина, М. Лермонтова, Л. Толстого, Крылова, Гайдара, Гончарова, Горького, Чехова, Д., Бедного, Фурманова, Фадеева, Маяковского, Кассиля, Маршака, а также произведения дагестанских поэтов – Цадасы, Стальского и других, составлялись хрестоматии, учебники, программы. Перевод произведений русской классической и советской литератур был формой творческой учебы. Параллельно шла работа по переводу партийных документов, директив и другой литературы. Они осуществлены теми же поэтами.

  Конечно, нельзя не относиться критически к художественному уровню подражаний, в них немало формализма, риторики, звукоподражательства. Но это – наша история.

  Своеобразным итогом развития литературы 30-х годов стал выход в свет коллективного сборника-антологии «Новые цветы» в 1941 г. (сост. Б. Митаров).

  Литература военных лет представлена великолепными произведениями Б. Митарова, М. Шамхалова, А. Везирова и др. Фронтовые стихи Б. Митарова воссоздавали образ солдата, воина, человека высокого интеллекта, способного на подвиг, отражали глубокие переживания и философские раздумья о суровой правде времени. Любовь и жизнь, вера в победу, служение высоким идеалам человеколюбия становились истинным выражением душевной щедрости, нравственной красоты советского характера.

  Стихи, рассказы, очерки военных лет – ещё одно свидетельство продвижения литературы к своей художественной зрелости. Не напрасно стихи Б. Митарова «Сообщите друзьям», «Смотрите, друзья» вошли в сборники лучших произведений советских писателей о войне – «Великая Отечественная» и «Священная война». Б. Митаров прожил короткую жизнь, но след, оставленный им, поистине ярок и значителен. Талантливый поэт, переводчик, один из организаторов литературного дела стал примером для последователей.

  О литературе второй половины XX века можно говорить как о периоде исканий, расцвета многих жанров поэзии, прозы и драматургии.

  50-90-е годы в табасаранской литературе отмечены как наиболее плодотворные. Более семидесяти сборников стихов, поэм, рассказов, повестей, романов, пьес вышло в свет на родном и русском языках. Выпускники Литературного института им. М. Горького – Ю. Базутаев, Ш. Казиев, Ш. Шахмарданов, Г. Омарова, а также П. Асланов были приняты в члены Союза писателей СССР. При Союзе писателей начала работать секция табасаранской литературы. Усилился интерес к исследовательской работе. С середины 60-х годов изучение, обобщение вопросов истории, этнографии, фольклора, литературы и искусства табасаранцев приобретает самостоятельный научный интерес в стенах Института истории, языка и литературы Дагестанского филиала (Научного центра) Академии наук СССР, Дагестанского университета и Дагестанского педагогического института.

  Особое место в поэзии занимают поэмы А. Джафарова, М. Митарова, Ш. Казиева, Ю. Базутаева, Ш. Шахмарданова, П. Касумова и других. Лирика памяти стала основной в творчестве М. Митарова. Он пишет также исторические поэмы «Иран-Хараб», «Кровавые скалы», «Мелодия из-под скалы» и др., восьмистишия, создает прозаический цикл. Детальное исследование этих поэм, как и «Тайна Дюрка», «Живых не хоронят» А. Джафарова приводит к выводу о расцвете этого жанра.

  Творчество поэтов нового поколения представлено достаточным количеством книг и сборников, изданных в последние годы: коллективные сборники «Ростки» (1975, «Чираг» (1976), «Голос Родины» (1978), «Ветерок» (1981), «Тропинки детства» (1981), Ясный день» (1983), «Рассказы» (1984), «Горные цветы» (1990); П. Асланова «Светлый апрель» (1969), «Весенний дождь» (1976), «Стихи» (1978), «Преданность» (1981), «Зов матери» (1987); Ю. Базутаева «Весенний дождь» (1976), «Дерево жизни» (1979), «Волшебная тропинка детства» (1983), «Я не ангел» (1991); А. Ахмедова «Утренняя звезда» (1984); Э. Гаджиева «В те далекие годы» (1984); П. Касумова «Время счастливых дум» (1977), «Поэтическое утро» (1979), «Идущие впереди» (1982), «Солнце над Табасараном» (1984), «Ковры радуги» (1987); Ш. Казиева «Дыхание рассвета» (1976), «Светлые капли» (1977), «Дальняя дорога» (1979), «Заячья тропинка» (1980), «Земли терпение» (1985), «Земля и пепел» (1987), «Отчего лис закукарекал» (1990); Б. Раджабова «Рассвет» (1974), «Завещание» (1978), «По тропам жизни» (1980); К. Рамазанова «С доброй надеждой» (1990); Ш. Шахмарданова «Свои краски» (1978), «Грушевое дерево» (1988), «День и ночь» (1985) и другие.

  Уже одно перечисление этих произведений свидетельствует об активном притоке в литературу молодых талантов. Унаследовав от предшественников этические и эстетические критерии, уважение к духовному наследию народа, молодые поэты демонстрировали незаурядные художественные возможности.

  Молодые поэты Ш. Казиев, Ю. Базутаев, М. Курбанов успешно пробуют себя в создании новых жанров – сонета и венка сонетов, на основе легенд и преданий создают лиро-эпические и исторические поэмы, баллады, пьесы, драмы. В эти годы написаны также очерки, рассказы, повести, романы. Наиболее значительные из них: романы М. Шамхалова «В долине реки Чирах» и «Обновленная долина», его же повести «На зов», «Борцы», «Взрывы в горах»; повести А. Джафарова «Дорога в завтра», «Крылатый браконьер», «Юные геологи»; детективные повести Г. Алимурадова «След преступника» и «Без вести пропавшие»; повести П. Касумова «Время счастливых раздумий»; рассказы Ш. Казиева, Ю. Базутаева, Б. Раджабова, Г. Гусейнова, Э. Гаджиева, м! Курбанова, Т. Магомедова, М. Алиева, прозаический цикл М. Митарова «Жизнь в узорах» и другие. Наиболее известна повесть А. Джафарова «Крылатый браконьер», где мастерское описание гор, его обитателей подкупают читателя с первого же рассказа «Могила дракона». Здесь живая колоритная речь, изобилие изобразительно-выразительных средств и очень интересный образ крылатого браконьера-орла.

  В жанре драматургии можно отметить пьесы А. Джафарова «Тарикули», «Свадьба чабана», М. Шамхалова «Счастливые», «Прости», «Настоящая любовь», Ю. Базутаева «Пришло утро – пора домой», «Крепость». Они посвящены как истории (времена Надир-шаха, гражданской и Отечественной войн), так и современности

  В некоторых пьесах продолжает развитие тема борьбы со старыми пережитками, где разоблачают браки-сделки, уплата за невесту калыма и другие негативные явления прошлого. В таких пьесах и комедиях современная героиня, не желая связывать свою жизнь с нелюбимым, ломает устоявшиеся традиции, борется за новую счастливую жизнь. М. Шамхалов, например, в основу своих комедий положил сюжеты своих же сатирических произведений 30-х годов («Лентяй», «Пьяница», «Муж и жена»). Пьеса Ю. Базутаева «Крепость» исторична.

  Итак, табасаранцы, как и другие народы Дагестана, располагают обширным исконно-национальным художественным заделом: фольклорным, произведениями поэтов-импровизаторов, ашугов, индивидуальных поэтов, ученых алимов, оставивших исторические хроники, научные трактаты, богословские и другие книги. Многие из них дошли до нас на языке арабов, лезгин, азербайджанцев и табасаранцев.

  На формирование литературы табасаранцев особое воздействие оказал Восток, особенно арабская исламская культура.

  Сегодня литература табасаранцев переживает те же позитивные и негативные процессы, связанные с общественно-политической жизнью страны, что и литература других народов.

  Существуют проблемы издания произведений, сохранения периодически издаваемых ранее «Антологии», журналов «Женщина Дагестана», «Соколенок», газет на родных языках, коллективных сборников.

  Но перспективы есть, и они вселяют надежду!

Категория: Культура | Добавил: Admin (03.09.2012)
Просмотров: 2567 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
О ПРОИСХОЖДЕНИИ ТАБАСАРАН И ОБ ИХ ВЛАДЕНИЯХ (версия)
Исторические личности
Табасаранская литература
Учёные
Топороносцы у ворот Дербента
Традиции и обычаи табасаран
avatar